На главную ПРАВО 777
Частная юридическая библиотека
Главная Видео лекции О проекте подробно Юмор Кадр - факт Бесплатные услуги Полезные ссылки Правила Контактная информация Написать нам письмо На главную страницу
Законодательство
Библиотека
ПРАВОВЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ НЕМОТИВИРОВАННОСТИ НЕНОРМАТИВНЫХ
ПРАВОВЫХ АКТОВ ПРИ ИХ ОСПАРИВАНИИ В СУДАХ

А.Р. СУЛТАНОВ

Султанов А.Р., начальник юридического управления ОАО "Нижнекамскнефтехим".

В статье автор поднимает проблему немотивированности судебных актов в свете ущемления права на обжалование данного акта несогласным лицом. Отмечается, что право граждан на мотивированность ненормативных актов государственных органов (в том числе и судов) происходит даже не столько из права быть услышанным, что тоже имеет место, - в основе права на мотивированный ответ лежит обязанность уважать достоинство личности. Право быть услышанным - это лишь одно из проявлений обязанности уважать достоинство личности, эта обязанность значительно шире и не ограничена демонстрацией того, что гражданин был выслушан и услышан. Признание достоинства личности предполагает обязанность государственных органов находиться в таком общении с гражданами и их объединениями, которое не только полностью соответствовало бы требованию внешней уважительности, но и содержало бы желание быть понятым. Уважение достоинства личности не допускает игнорирования общения и формального общения, не содержащего в себе реального понимания и не создающего его.

Ключевые слова: обжалование судебных актов; судебное решение; мотивированность судебных актов.

The legal consequences of ungrounded non-normative legal acts when they is appealed in the courts
A.R. Sultanov

Sultanov A.R. (Nizhnekamsk), Head of Legal Department at JSC "Nizhnekamskneftekhim".

The author in the article raises the problem of one judicial acts in the light of the denial of the right to appeal against this act of dissenting party. Notes that the right of citizens to the motivation of non-normative acts of the state bodies (including the courts) is not so much a right to be heard, that too is the right to a reasoned response has the duty to respect the dignity of the individual. The right to be heard is just one manifestation of the duty to respect the dignity of the individual, this duty is much broader and is not limited by a demonstration that the man was heard and heeded. Recognition of the dignity of a person implies the duty of public authorities to be in a dialogue with the citizens and their associations, that would be fully compatible with the requirement of not only external, but also included are the desire to be understood. Respect for human dignity does not allow ignoring communication and formal communication that does not contain a real understanding and creating understanding.

Key words: appeal against court decisions; judgement; motivation of judicial acts.

Несколько лет назад мы обращались к теме мотивированности судебных актов, рассматривая эту проблему через призму правовых позиций Европейского суда по правам человека (далее - ЕСПЧ) <1>. Хотя ЕСПЧ в своих правовых позициях обращал внимание на необходимость мотивирования судами вынесенных ими решений, полагаем возможным привести данные правовые позиции, с тем чтобы посмотреть, насколько они могут быть распространены и на другие юрисдикционные органы: "...роль мотивированного решения состоит в том, что оно доказывает сторонам, что их позиции были выслушаны. Кроме того, мотивированное решение дает возможность какой-либо стороне обжаловать его, а апелляционной инстанции - возможность пересмотреть его. Изложение мотивированного решения является единственной возможностью для общественности проследить отправление правосудия" <2>.
--------------------------------
<1> Султанов А.Р. О проблеме мотивированности судебных актов через призму постановлений Европейского суда по правам человека // Международное публичное и частное право. 2008. N 2. С. 11 - 13; Он же. Европейские правовые стандарты: уроки истории и правоприменительная практика. М., 2012. С. 91 - 97.
<2> См.: п. 30 Постановления ЕСПЧ по делу "Хирвисаари против Финляндии" от 27 сентября 2001 г. (жалоба N 49684/99).

Безусловно, обжаловать немотивированное решение, фактически не понимая его, сложно. В начале XX в. административист М.Д. Загряцков в своей работе "Право жалобы", написанной в 1923 - 1924 гг., обращал внимание на то, что "отсутствие мотивировки противоречит самой идее права жалобы, лишая жалобщика основания для дальнейшего обжалования неправильного решения и чрезвычайно ослабляя и даже совершенно отнимая возможность жаловаться" (выделено мной. - А.С.) <1>. Надо отметить, что М.Д. Загряцков писал не про немотивированность решений судов, а про немотивированность решений государственных органов, т.е. немотивированность решений государственных органов - это также "покушение на право обжалования".
--------------------------------
<1> Загряцков М.Д. Право жалобы // Вопросы правоведения. 2012. N 1. С. 227 - 228 (доступно в Интернете по адресу: http://forum.yurclub.ru/index.php?app=core&module=attach&section=attach&attach_id=79500). Пользуясь случаем, выражаем благодарность редакции журнала "Вопросы правоведения" за возможность ознакомиться с работой, которая и в настоящее время сохраняет свою актуальность, за новую жизнь глубоко продуманных идей о "праве жалобы".

Однако сам факт немотивированности решения государственного органа ставит под сомнение законность такого решения, что может явиться основанием для его отмены именно по мотиву немотивированности, но об этом подробнее чуть ниже.
Сейчас же мы рассмотрим требование мотивированности решений государственных органов с точки зрения единственной возможности для государственного органа продемонстрировать, что гражданин или объединение граждан были выслушаны и услышаны.
Хотя деятельность юрисдикционных органов при вынесении ненормативных правовых актов не всегда предполагает наличие сторон с противоположными интересами, она все же связана с рассмотрением заявлений, обращений граждан и их объединений. Соответственно, право граждан на мотивированность ненормативных актов государственных органов происходит даже не столько из права быть услышанным, что тоже имеет место, - в основе права на мотивированный ответ лежит обязанность уважать достоинство личности. Право быть услышанным - это лишь одно из проявлений обязанности уважать достоинство личности, эта обязанность значительно шире и не ограничена демонстрацией того, что гражданин был выслушан и услышан.
В практике ЕСПЧ можно найти случаи, в которых требование мотивированности распространено не только судебные акты, но и на решения государственных органов. Так, в деле "Намат Алиев против Азербайджана" <1> ЕСПЧ указал, что его задача сводится к проверке того, была ли проверка нарушения прав и свобод человека, защищаемых Конвенцией о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция), национальными органами эффективной и лишенной произвола. Осуществляя эту проверку в указанном деле, ЕСПЧ указал, что "...отклоняя жалобу заявителя, окружная избирательная комиссия, по-видимому, руководствовалась исключительно заявлениями местных должностных лиц, которые, что неудивительно, отрицали какие-либо нарушения, без указания на то, почему их показания признаны более достоверными, чем гораздо более подробные и конкретные доказательства, представленные заявителем. Также отсутствуют мотивы признания требований заявителя необоснованными". ЕСПЧ в этом деле установил нарушение требований Конвенции и указал, что государства должны обеспечивать реальные попытки рассмотрения существа доказуемых индивидуальных жалоб на нарушения, допущенные на выборах, и достаточную мотивированность решений.
--------------------------------
<1> Постановление ЕСПЧ от 8 апреля 2010 г. по делу "Намат Алиев против Азербайджана" (жалоба N 18705/06).

Хотя в указанном деле речь шла о рассмотрении жалобы государственным органом, полагаем, что требование мотивированности возникает не только при рассмотрении жалоб. Требование мотивированности в общении с гражданами и их объединениями, как мы уже указывали, зиждется на фундаментальной обязанности государства уважать достоинство личности. Немотивированный ответ, безусловно, умаляет достоинство личности, является актом неуважения к ней, игнорированием ее потребности понимать причины того или иного ответа государственного органа.
В преамбуле Международного пакта о гражданских и политических правах закреплено, что признание достоинства, присущего всем членам человеческого сообщества, является основой свободы, справедливости и всех неотъемлемых прав личности. В соответствии со ст. 21 Конституции РФ государство обязано охранять достоинство личности во всех сферах, чем утверждается приоритет личности и ее прав (ч. 2 ст. 17, ст. 18 Конституции РФ). Из этого следует, что личность в ее взаимоотношениях с государством выступает не как объект государственной деятельности, а как равноправный субъект, который может защищать свои права всеми не запрещенными законом способами (ч. 2 ст. 45 Конституции РФ) и спорить с государством в лице любых его органов. Никто не может быть ограничен в защите перед судом своего достоинства, а также всех связанных с ним прав <1>.
--------------------------------
<1> Постановление КС РФ от 3 мая 1995 г. N 4-П "По делу о проверке конституционности статей 220.1 и 220.2 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В.А. Аветяна".

Полагаем, что признание достоинства личности предполагает обязанность государственных органов находиться в таком общении с гражданами и их объединениями, которое не только полностью соответствовало бы требованию внешней уважительности, но и содержало бы желание быть понятым. Уважение достоинства личности не допускает игнорирования общения и формального общения, не содержащего в себе реального понимания и не создающего его.
К сожалению, существующая практика некоторых юрисдикционных органов далека от такого стандарта. Нередко можно услышать, получая "отказной" ответ от государственного органа: "Вы правы, но принесите решение суда". Зачастую разъяснение в "отказном" ответе права на обжалование воспринимается как эвфемизм, как нежелание государственного органа выполнять функцию, возложенную на него государством, как стремление избавиться от настойчивого просителя, послав его подальше...
Следствие такого поведения - это падение уважения и доверия к государству, а также завал судов заявлениями граждан и их объединений. И надо отметить, что суды, фактически выполняя работу других государственных органов, пытаются ее модернизировать, чтобы справиться с перегруженностью. Мы видим, что стали появляться предложения по совершенствованию гражданского процесса путем вынесения судебных решений без мотивировочной части и сокращенных судебных решений <1>. Однако, если проблема чрезмерной загрузки судов существует, нужно не просто реорганизовывать свою работу - нужно прежде всего найти причину такой перегрузки - найти правильное "почему" <2>. На наш взгляд, если причина перегрузки в деятельности других государственных органов, то, сколько ни реорганизуй деятельность суда, проблема не будет решена.
--------------------------------
<1> Хисамов А.Х., Шакирьянов Р.В. Сокращенное решение суда. Вопросы мотивирования и преюдиции // Российская юстиция. 2014. N 4. С. 33 - 36; Они же. Некоторые процессуальные аспекты обжалования решений мировых судей в контексте изменений гражданского процессуального законодательства // Арбитражный и гражданский процесс. 2013. N 9. С. 24 - 28; N 10. С. 40 - 44.
<2> Л. Рон Хаббард в своей небольшой работе "Настоящее "почему" обращал внимание на то, что "почему" в том значении, в котором оно используется в логике, скорее всего, будет не пониматься. "Почему" = тот основополагающий найденный минус, который приведет к восстановлению статистик. Неправильное "почему" = неправильность, которая неверно определена и которая при использовании не приводит ни к какому улучшению" (http://web-processing.org/scientology//saentologiya-i-dianetika/chto-takoe-pochemu-saentologiya.hubbard).

Если нужно восстановить уважение к достоинству личности в деятельности всех государственных органов, а не только судов, то эта работа и должна быть сделана. Нужно понимать, что "как правовая категория достоинство личности в контексте конституционного и международного права, очевидно, не стоит в одном ряду с другими личными правами, а является необходимым условием их реализации и защиты" <1>.
--------------------------------
<1> Конституция Российской Федерации: Проблемный комментарий / Отв. ред. В.А. Четвернин. М., 1997. С. 145.

В свете вышесказанного безусловно, что "заинтересованные лица должны иметь возможность ознакомления с мотивами вынесенных административных решений, поскольку именно мотивы позволяют полностью оценить легальность решений и при необходимости оспорить их. Кроме того, обязанность должностных лиц письменно излагать мотивы включает дополнительную гарантию внимательного рассмотрения каждой ситуации с обязательным указанием цели и средств, способных усилить законность и уместность принимаемых решений" <1>. За отсутствием мотивированности решений административных органов может прятаться их явная незаконность.
--------------------------------
<1> Капитан Д. Общие принципы административного процесса во Франции // Административные процедуры и контроль в свете европейского опыта / Под ред. Т.Я. Хабриевой и Ж. Марку. М., 2011.

Если мотивированность решений государственных органов так важна, то как добиться этой мотивированности? Быть может, суды должны мотивировать государственные органы не допускать бесспорные дела и дела, заведомо проигрышные, до суда? Или же во внутренних регламентах государственных органов и должностных инструкциях государственных служащих должна быть установлена ответственность за проигранные дела? Конечно же, в этом случае мы можем получить желание чиновника выиграть во чтобы то ни стало, которое, впрочем, и так иногда присутствует, но мы также можем получить уменьшение дел, поступающих в суды, и более быструю защиту прав и свобод человека и - что, на наш взгляд, очень важно - можем получить рост доверия к государству. Соответственно, рост доверия к государству может изменить и отношение к различным видам деятельности государства. Когда чиновник немотивированно отказывает гражданину или объединениям граждан, предлагая принести решение суда, он не осознает, что тем самым он не настраивает их против себя, а разрушает их веру в государство, заставляя судиться с ним. А если еще и суд вынесет немотивированное решение, из которого непонятно, почему он решил дело так, а не иначе, то недоверие к государству возрастет в геометрической прогрессии. Так мы получаем тотальное недоверие к правовым институтам государства и правовой нигилизм, игнорирование правовых норм, что сторицей возвращается государству ростом социальных проблем, ростом преступности, ее покрыванием, и даже отношение к государству не как гаранту прав и свобод человека, а как их главному нарушителю.
Все это возвращает нас к вопросу: немотивированность решений государственных органов - это всего лишь препятствие для их обжалования или основание для их признания незаконными?
Безусловно, немотивированность решения административного органа создает проблемы с его обжалованием, но если решение не мотивировано, можно ли считать его законным?
Как отмечают практики, "принцип мотивированности действий государственных должностных лиц при реализации ими возложенных на них полномочий является важнейшим при оценке действий должностного лица с точки зрения законности... Немотивированные проверки, требования и (или) отказы в предоставлении государственной услуги являются одним из элементов порождения конфликта государства (а не представляющего его должностного лица) и общества, что выливается в многочисленные судебные разбирательства и отрицательно сказывается на имидже конкретного государственного органа и государства в целом (Постановления Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 23 апреля 2013 г. по делу N А19-12328/2012, от 19 февраля 2013 г. по делу N А19-7673/2012)" <1>.
--------------------------------
<1> Желтоухов Е.В. Отдельные принципы административного регулирования публичных правоотношений // Миграционное право. 2013. N 4. С. 11 - 14.

Другие авторы обращают внимание на то, что "общими для всех ненормативных правовых актов являются требования законности, обоснованности, мотивированности, целесообразности. Кроме того, по своему содержанию акт должен быть логичным, ясным, кратким, грамотно изложенным" <1>.
--------------------------------
<1> Настольная книга прокурора / Под общ. ред. С.Г. Кехлерова, О.С. Капинус; Науч. ред. А.Ю. Винокуров. М., 2013.

Мы согласны с Е.В. Желтоуховым, который в одной из своих статей пишет, что "одним из важнейших принципов государственного регулирования любых правоотношений является принцип мотивированности действий государственных должностных лиц при реализации ими возложенных на них полномочий" <1>, и очень хотели бы не согласиться с его утверждением в этой же статье, что принцип мотивированности со стороны государственных органов остается невостребованным.
--------------------------------
<1> Желтоухов Е.В. Указ. соч. С. 11 - 14.

В качестве возражения мы могли бы привести довод о том, что во внутренних регламентах ряда государственных органов есть упоминание требования мотивированности <1>, но практика соблюдения ими принципа мотивированности не позволяет нам утверждать об осознании его важности и значимости.
--------------------------------
<1> В п. 6.5 Инструкции о порядке рассмотрения обращений и приема граждан в органах прокуратуры Российской Федерации (утв. Приказом Генеральной прокуратуры РФ от 30 января 2013 г. N 45) установлено правило, что "при отказе в удовлетворении обращения ответ заявителю должен быть мотивирован. В нем дается оценка всем доводам обращения, а отказ в его удовлетворении должен быть обоснован".

Однако сам по себе факт закрепления во внутренних регламентах требования мотивированности актов государственных органов позволяет при оспаривании таких актов ставить вопрос об их незаконности, а не ограничиваться тем утверждением, что немотивированный акт преграждает доступ к суду.
Проанализировав некоторую судебную практику об оспаривании ненормативных актов государственных органов, мы обнаружили, что суды несоблюдение мотивированности признают в качестве основания для признания их незаконными (Постановление Президиума ВАС РФ от 8 ноября 2011 г. N 7345/11).
Полагаем, что прав О.И. Долгополов, автор статьи "Финансово-правовое регулирование возмещения убытков, причиненных налоговыми органами", который включает в оценку законности ненормативного правового акта (решения) такие категории, как его мотивированность и обоснованность <1>. Данный автор хотя и ставил перед собой задачу оценки актов налоговых органов, однако его выводы могут быть применены к актам и других государственных органов. В частности, он делает следующие выводы: "Мотивированность ненормативного правового акта означает, что в нем излагаются все фактические и юридические аргументы, подтверждающие выводы и решения. Обоснованным ненормативный правовой акт следует признать, если:
--------------------------------
<1> Долгополов О.И. Финансово-правовое регулирование возмещения убытков, причиненных налоговыми органами (СПС "КонсультантПлюс").

- при его вынесении всесторонне и полно выяснены все важные для дела обстоятельства;
- в нем отражены факты, имеющие значение для рассматриваемой ситуации;
- в нем приведены доказательства в подтверждение выводов об установленных обстоятельствах, подтвержденные проверенными доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости" <1>.
--------------------------------
<1> Там же.

Экстраполяция выводов, сделанных на основе актов налоговых органов, на все ненормативные акты государственных органов заставила нас задуматься над тем, что, быть может, неправильно то, что в данной статье мы попытались рассмотреть проблему немотивированности актов государственных органов в отрыве от проблемы немотивированности решений судов. Суды - те же государственные органы, только со специальной функцией осуществления правосудия.
Процессуалисты, комментируя ст. 195 ГПК РФ, в которой закреплено требование законности и обоснованности решения суда, исходят из того, что это требование следует из сущности судебного решения как акта государственного органа, осуществляющего правосудие <1>. Полагаем возможным процитировать авторов комментария, поскольку, на наш взгляд, их выводы могут быть также применены в определенной части и к ненормативным правовым актам других юрисдикционных органов: "Требования, которым должно удовлетворять судебное решение, подразделяются на две группы:
--------------------------------
<1> Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. М.А. Викут. М., 2013 (СПС "Гарант).

- требования, предъявляемые к содержанию судебного решения;
- требования, предъявляемые к форме судебного решения.
К требованиям первой группы относятся законность, обоснованность, полнота, категоричность, безусловность, мотивированность. Статья 195 ГПК особо выделяет требования законности и обоснованности судебного решения по той причине, что понятие законности охватывает как требование обоснованности, так и остальные требования, поскольку они все предусмотрены законом и их несоблюдение означает нарушение закона" <1>.
--------------------------------
<1> Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. М.А. Викут (авторы комментария к ст. 195 - М.А. Викут и С.Ф. Афанасьев).

Пожалуй, сделав вывод о том, что требование законности ненормативных правовых актов включает в себя требование мотивированности и что немотивированный ненормативный акт, так же как и немотивированный судебный акт, будет подлежать отмене в связи с его незаконностью, мы могли бы закончить эту статью. Однако между ненормативными актами и судебными актами существует разница. В частности, необжалованное судебное решение, даже если оно и не мотивировано, приобретает законную силу как вносящее правовую определенность (res judicata). Оно становится обязательным для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, граждан, организаций и подлежит неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации. Оно оказывается препятствием для подачи такого же иска и становится преюдициальным.
Как бы ни хотели государственные органы, их ненормативные акты такими качествами не обладают: необжалование не делает их акты законными и неопровержимыми, не создает преюдиции, не лишает возможности вновь обратиться к государственному органу. Граждане могут пытаться убедить государственные органы подачей нового заявления (обращения), приобщением новых документов или, исправив недостатки, обратиться с новым заявлением и т.д. Они не обязаны обжаловать каждый незаконный акт государственного органа, и сам факт их необжалования не порождает негативных последствий для граждан. На наш взгляд, вполне разумно, живя в государстве, которое провозглашено правовым, в котором человек, его права и свободы являются высшей ценностью, где признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства, не терять надежды на то, что государственный орган защитит ваши права и свободы, выполнив свою функцию надлежащим образом.
Примеров тому достаточно: в частности, в Постановлении ЕСПЧ от 5 апреля 2007 г. по делу "Саентологическая церковь г. Москвы против Российской Федерации" (жалоба N 18147/02) было отмечено, "что Управление юстиции г. Москвы отказалось рассмотреть не менее четырех заявлений о перерегистрации, ссылаясь на предполагаемое непредставление заявителем полного перечня документов. Тем не менее Управление не определило, почему оно считает заявления неполными. Отвечая на письменный запрос президента Церкви, Управление юстиции г. Москвы ясно отказалось указать, какую информацию или документ они считали недостающими, утверждая, что это не входит в их полномочия. Европейский суд отмечает противоречивый подход Управления юстиции г. Москвы, который, с одной стороны, признает, что компетентно определить заявление неполным, а с другой стороны, отказывается дать какое-либо указание на природу предполагаемых отсутствующих документов. Этот подход не только лишил заявителя возможности исправить предполагаемые недостатки в заявлениях и подать их заново, но также противоречит ясному требованию внутригосударственного законодательства, что любой отказ должен быть обоснованным. Управление юстиции г. Москвы, не указывая ясных причин по оставлению без рассмотрения заявлений по перерегистрации, представленных заявителем, действовало произвольно. Соответственно, Европейский суд приходит к выводу, что данное основание для отказа "не соответствовало закону".
На наш взгляд, государственные органы, поступая описанным в указанном Постановлении ЕСПЧ образом, не только грубо нарушают права граждан и (или) их объединений, но и наносят урон самому государству, показывая его в неприглядном свете в межгосударственных органах, подрывая доверие к государству.
В приведенном Постановлении ЕСПЧ использовал другие стандарты для оценки отказов (ненормативных актов), назвав их произвольными, но в конечном итоге все же признал их не соответствующими закону. Нам привычнее называть такие акты незаконными.
В качестве окончания статьи рискнем сделать некоторое обобщение нашего анализа: немотивированный ненормативный акт не только является препятствием к его обжалованию, но и, будучи незаконным, не может порождать правовых последствий в виде преюдициальности и т.д. Сам факт их немотивированности является основанием для признания их незаконными.

References

Sultanov A.R. O probleme motivirovannosti sudebnykh aktov cherez prizmu postanovlenii Evropeiskogo suda po pravam cheloveka [On the Problem of Motivation Court Decisions Through the Prism of the Judgments of the European Court of Human Rights] (in Russian) // International Public and Private Law. 2008. No. 2. P. 11 - 13.
Sultanov A.R. Evropeiskie pravovye standarty: uroki istorii i pravoprimenitel'naya praktika [European Legal Standards: The Lessons of History and Practice] (in Russian). M., 2012. P. 91 - 97.
Zagryatskov M.D. Pravo zhaloby [The Right to Appeal] (in Russian) // The Questions of Law. 2012. No. 1. P. 227 - 228.
Hisamov A.H., Shakir'yanov R.V. Sokrashchennoe reshenie suda. Voprosy motivirovaniya i preyuditsii [Short Decision. Questions of Motivation and Prejudice] (in Russian) // Russian Justice. 2014. No. 4. P. 33 - 36.
Hisamov A.H., Shakir'yanov R.V. Nekotorye protsessual'nye aspekty obzhalovaniya reshenii mirovykh sudei v kontekste izmenenii grazhdanskogo protsessual'nogo zakonodatel'stva [Some Procedural Aspects of Appeals against Decisions of Magistrates in the Context of Changes in Civil Procedure Law] (in Russian) // Arbitration and Civil Procedure. 2013. No. 9. P. 24 - 28; No. 10. P. 40 - 44.
Konstitutsiya Rossiiskoi Federatsii: Problemny kommentarii [The Constitution of the Russian Federation: Problem Commentary] (in Russian) / Ed. by V.A. Chetvernin. M., 1997. P. 145.
Kapitan D. Obshchie printsipy administrativnogo protsessa vo Frantsii [General Principles of Administrative Procedure in France] (in Russian) // Administrative Procedures and Control in the Context of the European Experience / Ed. by T.Ya. Habrieva and G. Marcou. M., 2011.
Zheltoukhov E.V. Otdel'nye printsipy administrativnogo regulirovaniya publichnykh pravootnoshenii [Certain Principles of Administrative Regulation of Public Relations] (in Russian) // Migration Law. 2013. No. 4. P. 11 - 14.
Nastol'naya kniga prokurora [Attorney Handbook] (in Russian) / Ed. by S.G. Kekhlerov, O.S. Kapinus, A.Yu. Vinokurov. M., 2013.
Dolgopolov O.I. Finansovo-pravovoe regulirovanie vozmeshcheniya ubytkov, prichinennykh nalogovymi organami [Financial and Legal Regulation of Compensation for Damages Caused by the Tax Authorities] (in Russian) (ConsultantPlus).
Kommentarii k Grazhdanskomu protsessual'nomu kodeksu Rossiiskoi Federatsii [Comment to the Civil Procedure Code of the Russian Federation] (in Russian) / Ed. by M.A. Vikut. M., 2013.



Вестник гражданского процесса №4. 2014. С. 221-231.