На главную ПРАВО 777
Частная юридическая библиотека
Главная Видео лекции О проекте подробно Юмор Кадр - факт Бесплатные услуги Полезные ссылки Правила Контактная информация Написать нам письмо На главную страницу
Законодательство
Библиотека
Практика исполнения Постановлений ЕСПЧ, как обеспечение реального восстановления нарушенных конвенционных прав и свобод

А.Р. СУЛТАНОВ,
начальник юридического управления
ОАО «Нижнекамскнефтехим», судья Третейского энергетического
суда, член Ассоциации по улучшению жизни и образования
Вот уже на протяжении ряда лет в юридической литературе идет обсуждение необходимости наличия процедуры исполнения Постановлений Европейского Суда по правам человека (ЕСПЧ) в России. Полагаем, что пора уже перейти к теме реального исполнения Постановлений ЕСПЧ. В качестве примера такого исполнения приведем процесс исполнения Постановления ЕСПЧ от 01.10.2009 по делу «Kimlya and others v. Russia»1 (Кимля и другие против России жалобы №76836/01 и 32782/03)2 . После того как ЕСПЧ в Постановлении от 01.10.2009 по делу «Kimlya and others v. Russia» (Кимля и другие против России жалобы №76836/01 и 32782/03)3 единогласно постановил о том, что непредоставлением статуса юридического лица религиозной организации была нарушена ст. 9 Конвенции в свете ст. 11 Конвенции (п. 102 Постановления), заявитель обратился в Нижнекамский городской суд с заявлением о пересмотре ранее постановленных судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам4, а также одновременно с заявлением о восстановлении сроков для подачи надзорной жалобы с приложением надзорной жалобы на судебные акты 2003 года.
В качестве вновь открывшегося обстоятельства было указано выявленное ЕСПЧ Постановлением от 01.10.2009 нарушение прав и свобод человека, заключавшееся в непредоставлении статуса юридического лица религиозной организации.
В этом заявлении было также указано, что вышеназванное Постановление ЕСПЧ, безусловно, свидетельствует о незаконности ранее постановленных судебных актов и что можно говорить о том, что Постановление ЕСПЧ является новым обстоятельством, влекущим за собой незаконность ранее постановленных национальными судами решений.
Однако, как мы уже ранее писали5 , если исходить из того, что Постановлением ЕСПЧ только устанавливается факт нарушения Конвенции, но при этом сам факт нарушения не возникает как результат деятельности ЕСПЧ, но существовал уже на момент раз-решения дела национальными судами, то процедура пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам вполне применима. То есть, нарушение Конвенции и есть обстоятельство, юридический факт, являющийся основанием для пересмотра судебного акта.
Выявление нарушения Конвенции в процедуре ЕСПЧ - это лишь особая процедура его выявления, которая, впрочем, лишь помогает странам-участницам Конвенции в обнаружении нарушения Конвенции. В силу того, что деятельность ЕСПЧ имеет субсидиарный характер, основная нагрузка в деле выявления нарушений прав и свобод, защищаемых Конвенцией, ложится на государственные органы стран-участниц и их суды. Более того, выявление ЕСПЧ нарушения Конвенции накладывает именно на государство обязанность по восстановлению нарушенных прав.
Соответственно, Постановление ЕСПЧ порождает такие процессуальные последствия, которые в полной мере должны обеспечить восстановление нарушенных прав - полное исполнение Постановлений ЕСПЧ6.
Обращение с ходатайством о восстановлении срока для подачи надзорной жалобы было подано, поскольку в Определении Конституционного Суда РФ от 15 ноября 2007г. №757-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Федотовой Елены Юрьевны на нарушение ее конституционных прав частью второй статьи 392 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации» было высказано суждение о наличии возможности исправления ошибки в надзор-ном порядке. То есть, при очевидности незаконности ранее вынесенных актов, которая была выявлена в Постановлении ЕСПЧ, путь их отмены был не определен.
Поэтому суду фактически был предложен выбор способа восстановления нарушенных прав.
Помимо предоставления такого выбора было заявлено ходатайство о направлении запроса в Конституционный Суд РФ о проверке норм ГПК РФ, препятствующих возможности исправить судебную ошибку и исполнить Постановление ЕСПЧ.
Нижнекамский городской суд в удовлетворении ходатайства о направлении запроса в Конституционный Суд РФ отказал. В дальнейшем суд, узнав об обжаловании российскими властями Постановления ЕСПЧ, приостановил производство и по рассмотрению заявления по вновь открывшимся обстоятельствам и по ходатайству о восстановлении срока для подачи надзорной жалобы. Сам факт этого приостановления был также важен, поскольку тем самым суд связал себя с тем, что вступление в законную силу Постановления ЕСПЧ будет юридическим фактом, имеющим значение для рассмотрения заявленных ходатайств и заявлений.
Постановлением Конституционного Суда РФ от 26 февраля 2010г. №4-П «По делу о проверке конституционности части второй статьи 392 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан А. А. Дорошка, А. Е. Кота и Е. Ю. Федотовой» была снята неопределенность в процедуре исполнения Постановлений ЕСПЧ в гражданском процессе. В начале марта Постановление ЕСПЧ по делу «Кимля и другие» вступило в законную силу и Нижнекамский городской суд возобновил производство.
Определением от 26 апреля 2010 года Нижнекамский городской суд заявление о пересмотре судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам удовлетворил, применив по аналогии ст. 311 АПК РФ7, и ранее постановленные акты отменил.
Соответственно, отмена ранее вынесенных актов, фактически разрешило судьбу ходатайства о восстановлении сроков на надзорную жалобу, поскольку судебные акты, на которые подавалась надзорная жалоба, были отменены.
2 июня 2010 года суд, заново рассмотрев дело, частично удовлетворил заявленные требования - был признан незаконным отказ в государственной регистрации религиозной организации «Саентологическая Церковь Нижнекамска», но суд отказал в обязании соответствующего государственного органа предоставить статус юридического лица местной религиозной организации Саентологическая церковь г. Нижнекамска. То есть, суд фактически отказал в восстановлении нарушенных прав.
В данной части решение было обжаловано, поскольку «...осуществление права каждого на судебную защиту предполагает не только право на обращение с заявлением в суд, но и разрешение дела судом по существу в соответствии с подлежащими применению нормами права, а также вы-несение судом решения, по которому нарушенные права лица, обратившегося за защитой, должны быть восстановлены. (Определение Конституционного Суда РФ от 22 апреля 2004г. №213-О «По жалобе общественного благотворительного учреждения «Институт общественных проблем «Единая Европа» на нарушение конституционных прав и свобод статьями 255 и 258 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и статьями 2 и 5 Закона Российской Федерации «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан»).
В кассационной жалобе было также указано, что Комитет Министров Совета Европы, под контролем которого проводится исполнение постановлений Европейского Суда по правам человека, в рекомендации от 19 января 2000 года N R (2000) 2 «По пересмотру дел и возобновлению производства по делу на внутригосударственном уровне в связи с постановлениями Европейского Суда по правам человека» указал на обязанность государства-ответчика осуществлять меры, обеспечивающие, насколько возможно, восстановление той ситуации, в которой лицо находилось до нарушения государством Конвенции о защите прав человека и основных свобод (restitutio in integrum), в том числе предусматривать в своей правовой системе адекватные возможности для пересмотра дел, включая возобновление производства по делу в тех инстанциях, в которых допущено нарушение.
Было также обращено внимание на правовые позиции ЕСПЧ, изложенные в Постановлении Большой Палаты ЕСПЧ от 30 июня 2009 по делу «Ассоциация против промышленного разведения животных в Швейцарии» против Швейцарии (жалоба № 32772/02). В данном Постановлении ЕСПЧ уста-новил нарушение Конвенции фактом неисполнения ранее вынесенного Постановления ЕСПЧ. Притом, что в Швейцарии предусмотрена процедура возобновления производства после вынесения Постановления ЕСПЧ, такой пересмотр не был осуществлен и заявитель снова обратился в ЕСПЧ. Большая Палата ЕСПЧ в данном деле сформулировала ряд важных правовых позиций:
«...возобновление производства на внутреннем уровне может являться одним из важных аспектов исполнения решений суда...
... возобновление разбирательства, которое нарушило Конвенцию, не является самоцелью, это просто средство - хотя и одно из основных средств, - которое может быть использовано для указанных целей, а именно: полное и надлежащее выполнение постановлений Суда».
Соответственно, пересмотр по вновь открывшимся обстоятельствам на основании Постановления ЕСПЧ нужен был лишь для исполнения обязательства по полному восстановлению нарушенных конвенционных прав и свобод.
Пересмотр по вновь открывшимся обстоятельствам является частью исполнения Постановления ЕСПЧ, которое является обязательным в силу ст. 46 Конвенции и ч. 3. ст. 46 Конституции РФ.
В силу ст. 46 Конвенции государство обязано восстановить нарушенные права и свободы. Причем на государстве лежит обязанность не только восстановить нарушенные права и свободы заяви-теля, но и предоставить полный отчет о принятых для этого мерах в Комитет Министров Совета Европы.
В соответствии с 14-м Протоколом к Конвенции, вступившим 01.06.2010 в законную силу, у Комитета Министров Совета Европы появилась возможность направлять обращения в ЕСПЧ в случаях ненадлежащего исполнения Постановлений ЕСПЧ, что в случае оставления в силе незаконного решения в части отказа может повлечь новое установление нарушение положений Конвенции.
Было также обращено внимание на то, что на обязанность судов принимать меры по выполнению Постановлений ЕСПЧ неоднократно указывал Верховный Суд РФ. Так, Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 10 октября 2003 г. № «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и между-народных договоров Российской Федерации» указал, что «выполнение постановлений, касающихся РФ, предполагает в случае необходимости обязательство со стороны государства принять меры частного характера, направленные на устранение нарушений прав человека, предусмотренных Конвенцией, и последствий этих нарушений для заявителя, а также меры общего характера, чтобы предупредить повторение подобных нарушений. Суды в пределах своей компетенции должны действовать таким образом, чтобы обеспечить выполнение обязательств государства, следующих из участия России в Конвенции».
Надо отметить, что в Постановлении Конституционного Суда РФ от 26 февраля 2010г. №4-П «По делу о проверке конституционности части второй статьи 392 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан А. А. Дорошка, А. Е. Кота и Е. Ю. Федотовой» процедура пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам была рассмотрена как цель «обеспечить, насколько это возможно исходя из фактических обстоятельств конкретного дела и характера спорных правоотношений, восстановление нарушенных прав».
15 июля 2010 года Верховный суд Республики Татарстан, рассмотрев кассационную жалобу, удовлетворил ее, отменив решение в части отказа в восстановлении нарушенных прав, и огласил новое решение - об обязании Управление Министерства юстиции принять решение о государственной регистрации религиозной организации «Саентологическая церковь г. Нижнекамска». Тем самым, Верховный суд РТ принял меры для исполнения постановления Европейского Суда по правам человека «Кимля и др. против России» от 1 октября 2009.
Считаем необходимым обратить внимание на то, что Европейский Суд по правам человека в Постановлении по делу «Религиозная община Свидетелей Иеговы в г.Москве против Российской Федерации»8 от 10 июня 2010 года рекомендовал в качестве возможного способа для исполнения своего постановления и в соответствии со статьей 46 Конвенции пересмотр по вновь открывшимся обстоятельствам ранее вынесенных судебных актов на основании толкования статьи 392 Гражданского процессуального кодекса РФ, данного Конституционным Судом РФ в Постановлении от 26 февраля 2010 года:
«Стоит отметить, что, в соответствии с Постановлением Конституционного Суда № 4-П от 26 февраля 2010 года, решения Европейского Суда носят обязательный характер для Российской Федерации, и установление Европейским Судом нарушений Европейской конвенции и протоколов к ней является основанием для повторного рассмотрения гражданских дел в соответствии со статьей 392 ГПК РФ и пересмотра решений национальных судов в свете конвенционных принципов, установленных Европейским Судом. Европейский Суд считает, что такой пересмотр являлся бы наиболее подходящим средством устранения нарушений, указанных Европейским Судом в настоящем Постановлении. Однако государство-ответчик сохраняет за собой право, действуя под контролем Комитета министров, избрать любые дополнительные способы для выполнения своего обязательства, предусмотренного статьей 46 Европейской Конвенции, при условии, что такие способы не будут противоречить выводам, изложенным в Постановлении Европейского Суда (см. п. 249 Постановления Большой палаты Европейского Суда по делу «Скоццари и Джюнта против Италии» (Scozzari and Giunta v. Italy [GC]) по жалобам №№ 39221/98 и 41963/98)».
Было бы ошибкой с нашей стороны не упомянуть об Указе Президента РФ от 6 июля 2010г. №836 «О внесении изменений в Указ Президента Российской Федерации от 29 марта 1998г. № 310 «Об Уполномоченном Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека - заместителе Министра юстиции Российской Федерации» и в Положение, утвержденное этим Указом»9. Данный Указ также имеет прямое отношение к исполнению Постановлений ЕСПЧ, данным Указом уточнена компетенция Уполномоченного Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека - заместителя Министра юстиции Российской Федерации:
«...обеспечение взаимодействия федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления при исполнении ими постановлений Суда и решений Комитета министров Совета Европы в связи с жалобами о нарушении Российской Федерацией положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод, включая восстановление нарушенных прав заявителей, выплату им присужденной Судом денежной компенсации и принятие мер общего характера, направленных на устранение и (или) предотвращение нарушений Российской Федерацией положений указанной Конвенции...».
А 15 июля 2010 года Пленум Верховного Суда РФ внес в Госдуму проект поправок в ГПК РФ, меняющий порядок пересмотра гражданских дел. К существующему перечню оснований для пересмотра дел по вновь открывшимся обстоятельствам (ч. 2 ст. 392 ГПК РФ) предлагается добавить еще один раздел - «новые обстоятельства», в качестве таковых предложены, в частности, решение Конституционного Суда РФ, ЕСПЧ. По данным сайта Государственной думы РФ данный законопроект зарегистрирован за номером 407795—5 и направлен Председателю Государственной Думы 16.07.2010. Таким образом, система защиты прав и свобод человека на ос¬нове европейских стандартов постепенно превращается из некогда декларационной, в реально работающую систему. 1 О предыстории этого дела и правовых последствиях см. Султанов А.Р. Еще один урок Европейского суда по правам человека по защите свободы совести. Арбитражный и гражданский процесс. 2010. N 2. С.40-43
2 Это уже не первая победа Церкви Саентологии по защите свободы совести, саентологи уделяют большое внимание защите свободы
религии, в Кодексе Саентолога, написанном основателем саентологической религии Л. Роном Хаббардом, содержится правило: «Поддерживать свободу религии».
3 Данное обращение имело место до вынесения Постановления Конституционного Суда РФ №4-П от 26 февраля 2010.
4 Султанов А. Р. «О пересмотре судебных актов судов общей юрисдикции в качестве принятия индивидуальных мер, необходимых для исполнения Россией постановлений Европейского суда по правам человека», «Арбитражный и гражданский процесс, 2009», N 6-7
5 Султанов А.Р. «Унификация норм о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам как совершенствование средств исправления судебной ошибки», журнал «Закон», №11, 2007, стр.99-112; Султанов А.Р. «Об исполнении Постановлений Европейского Суда по правам человека как средстве реализации конституционных ценностей» «Международное публичное и частное право», 2008, N 4, стр.15 -18, Султанов А.Р. «Пересмотр судебных актов в связи с актами межгосударственных органов», журнал «Закон», №12, 2008, стр. 177-184, Султанов А.Р. «Пересмотр судебных актов, вынесенных судами общей юрисдикции при рассмотрении споров, вытекающих из публичных правоотношений, в связи с установлением Европейским Судом нарушения Конвенции о защите прав человека и основных свобод», «Российское правосудие», 2009, № 5. стр. 39-47,. Султанов А.Р. «Пересмотр решений суда по вновь открывшимся обстоятельствам и res judicata», «Журнал российского права» № 11, 2008, стр. 96-104, Султанов А.Р. «Влияние на право России Конвенции о защите прав человека и основных свобод и прецедентов Европейского Суда по правам человека», «Журнал российского права», № 12, 2008, стр. 85-92 6
Хотя в Определении не было ссылки на Постановление Конституционного Суда РФ от 26 февраля 2010 г. N 4-П, все же полагаем,
оно сыграло существенную роль.
7 Постановление ЕСПЧ по делу «Религиозная община Свидетелей Иеговы в г. Москве против Российской Федерации» (Жалоба № 302/ 02) от 10 июня 2010 года доступна в сети Интернет по адресу http://www.sclj.ru/news/detail.php?ID=2923
8 http://www.gazeta-yurist.ru/new.php?i=1 1453
9 http://asozd2.duma.gov.ru/main.nsf