На главную ПРАВО 777
Частная юридическая библиотека
Главная Видео лекции О проекте подробно Юмор Кадр - факт Бесплатные услуги Полезные ссылки Правила Контактная информация Написать нам письмо На главную страницу
Законодательство
Библиотека
Проблемы совершенствования открытости правосудия с учетом правовых позиций Европейского Суда по правам человека.


Султанов Айдар Рустэмович,
начальник юридического управления ОАО «Нижнекамскнефтехим», судья Третейского энергетического суда, член Ассоциации по улучшению жизни и образования


Общеизвестно, что все темные дела пытаются делать без огласки. Публичность является серьезной угрозой для любых неблаговидных дел, для того чтобы правосудие было правосудием, а не чем-либо иным, должна быть обеспечена гласность правосудия. Еще в 1822 году обращали на необходимость гласности правосудия, и видя ее в трех видах: «1) гласность в отношении тяжущихся и подсудимым (т.е чтобы ничего не было скрыто от сторон), 2) гласность, состоящая в обнародовании, путем печати, производства и решения дел и 3) гласность в собственном смысле, т.е производство дел при растворенных дверях» (1). Однако, в 1857 году даже публикация о гласности судопроизводства была запрещена цензурой (2), не говоря уже об отсутствии самой гласности судопроизводства.
Сейчас уже в ХХI веке мы вновь и вновь сталкиваемся с тем, что судам выражают недоверие и обвиняют в коррупции с самых высоких трибун и вопрос открытости и гласности судопроизводства вновь на повестке дня.
Столкнувшись в ходе так называемой «корпоративной войны» с появлением различных судебных актов в различных регионах, притом, что дела возбуждались с нарушением подсудности, было решено, что эффективным средством для предотвращения появления таких актов была бы публичность. Помимо освещения в прессе о появлении судебных актов, вынесенных с нарушением подсудности, были также направлены обращения в Верховный Суд РФ и Высший Арбитражный Суд РФ с просьбой принять меры для обеспечения гласности и транспарентности правосудия и обеспечения реальной возможности узнавать о возбужденных делах не делая запросы во все суды России, а посредством обращения к одному централизованному источнику информации (3).
Тем более, что основания для публичности и гласности судопроизводства заложены в ст. 123 Конституции РФ, которая к тому же обладает прямым действием.
К сожалению, требования открытости судопроизводства, установленные в ст.123 Конституции РФ, в полной мере не реализованы и по настоящее время, что побуждает граждан РФ, столкнувшихся с отсутствием публичности судопроизводства в тех или иных ее проявлениях обращаться за защитой своих прав в суды и в том числе в Европейский Суд по правам человека (далее ЕСПЧ).
Так адвокат
Буробин В. Н. в связи с тем, он не был допущен при предъявлении удостоверения адвоката в здание Арбитражного суда г. Москвы, оспорил в Басманном районном суде г. Москвы Инструкцию по обеспечению пропускного режима и охраны общественного порядка в административном здании Арбитражного суда г. Москвы (4), в части ограничения свободного доступа лиц в здание суда.
Басманный районный суд, рассматривая данное заявление, установил, что данной Инструкцией, в частности, п. 2.2., установлено, что посетители, прибывшие для участия в деле, допускаются при наличии комплекта документов, в которые входят: документ, удостоверяющий личность; определение суда о назначении дела к слушанию или иной судебный документ, по которому вызываются представители сторон, участвующие в деле на основании доверенности; доверенность на имя участника, выданная организацией, слушание дела которой назначено (руководителям организаций доверенность не требуется). Данный порядок распространялся и на адвокатов.
Представитель Арбитражного суда г. Москвы в первом судебном заседании предлагал мировое урегулирования спора, а в последствии требования заявителя в ходе судебного разбирательства не признал, указав, что в указанную Инструкцию уже внесены изменения в соответствии с которыми адвокаты допускаются в здание суда на основании адвокатского удостоверения.
16 декабря 2003 г. Басманный районный суд города Москвы вынес решение по делу № 2-4654/03, которым отказал в удовлетворении заявленных требований. Отказ был мотивирован тем, что оспариваемые заявителем положения Инструкции на момент рассмотрения дела отменены и не действуют, прав заявителя не нарушают и нарушать не могут. Довод заявителя о том, что нарушается право всех лиц на доступ в здание суда, то есть право на посещение судебных заседаний, и, как следствие, нарушение публичности и открытого разбирательства дел, был отклонен указанием на то, что в данном случае истец выступает в защиту неопределенного круга лиц, на что ему права законом не предоставлено.

Данное заявление не помогло решить проблему доступа в здание Арбитражного суда г. Москвы для представителей общественности, журналистов и других граждан РФ. (5)
Столкнувшись с проблемой доступа в Арбитражный суд г. Москвы журналист З.В. Гайсина обратилась в Мещанский районный суд г. Москвы с заявлением о признании незаконными действий органа государственной власти - Арбитражного суда г. Москвы по недопущению ее как журналиста на предварительное судебное заседание по делу из корпоративных отношений. Но суды общей юрисдикции сочли, что данный спор им неподведомственен. Арбитражный суд Московской области Определением от 25 мая 2005 года (6) прекратил производство по делу, также сочтя, что данный спор ему неподведомственен (7). Квалификационная коллегия судей города Москвы также считает, что не может быть компетентным органом для рассмотрения обращений о признании незаконным действий суда в целом. Конституционный Суд РФ рассмотрев заявление журналиста также не нашел в ситуации, когда журналисту не только отказывают в доступе в административное задание суда, но и в самом праве искать судебной защиты, противоречия Конституции РФ. В данном Определении Конституционный Суд РФ сделал вывод, что сама по себе ст.150 АПК РФ, которая допускает прекращение дела в связи с неподведомственностью не нарушает конституционных прав, упустив, что в предмете жалобы оспаривалась неконституционность ст.150 АПК РФ, допускающей прекращение в связи с неподведомственностью уже после того, как по такому же основанию (неподведомственности) суды общей юрисдикции отказали в принятии заявления.
Неудивительно, что граждане, не удовлетворившись таким правосудием, ищут защиты своих прав в ЕСПЧ.
По истине пророческими кажутся словами великого российского цивилиста И.А. Покровского, написанные в книге «Государство и человечество»: «…История не хочет остановиться. Она ставит на очередь вопрос о правовой организации всего человечества и общечеловеческого суда… Наступит момент, когда на этом форуме… сможет выступить в качестве истца против своего государства и отдельный человек… Через оболочку государства протянет свои руки личность ко всему человечеству, на государственную совесть будет апеллировать к совести общечеловеческой, и в этой апелляции неотъемлемые права личности найдут себе наивысшую санкцию, которая только возможно для них здесь - на нашей грешной, но правды ищущей и по правде тоскующей земле».
Первым из наиболее громких споров о публичности правосудия, разрешенным ЕСПЧ по жалобе из РФ, было дело «Загородников против РФ». В нем ЕСПЧ установил, что имело место нарушение §1 Статьи 6 Конвенции в части нарушения права на публичное судебное разбирательство в связи с тем, что вход в здание Арбитражного суда г. Москвы был ограничен, указав что: "Публичный характер процесса защищает его участников от тайного отправления правосудия без общественного обсуждения". Комментируя данное Постановление ЕСПЧ профессор А.Т. Боннер пишет, что в свете имеющего прецедентное значение Постановления ЕСПЧ, подзаконные нормативные акты, действующие в системе арбитражных судов, а главное практика их применения должны быть приведены в соответствие с Конституцией РФ, АПК РФ и Европейской Конвенцией о защите прав человека и основных свобод (далее Конвенции).
Не менее важными для развития публичности правосудия являются правовые позиции ЕСПЧ, изложенные в Постановлении от 11 января 2007 по делу «Кузнецов и другие против РФ» в которых также затронут вопрос возможности контроля общественности за отправлением правосудия:
«Суд повторяет, что в соответствии с установленным прецедентным правом, которое отражает принцип надлежащего отправления правосудия, в решении судов и органов правосудия должны быть надлежащим образом указаны основания, по которым они были вынесены. Пункт 1 статьи 6 обязывает судебные инстанции указывать мотивировку постановленных ими решений, но этот пункт нельзя толковать, как обязывающий предоставлять подробный ответ по каждому доводу. То, в какой мере должна исполняться данная обязанность излагать мотивировку, зависит от характера решения (см. п. 29 Постановления по делу «Руис Ториха против Испании» от 9.12.1994 г.). И хотя национальные суды пользуются ограниченным правом принятия решения в вопросе выбора доводов по конкретному делу и приобщения доказательств достоверности утверждений сторон, эти органы обязаны указать основания для своих действий, изложив мотивировку этих решений (см. п. 36 постановления по делу «Суоминен против Финляндии» от 1.07.2003 г.). Еще одна роль мотивированного решения состоит в том, что оно доказывает сторонам, что их позиции были выслушаны. Кроме того, мотивированное решение дает возможность какой-либо стороне обжаловать его, а апелляционной инстанции - возможность пересмотреть его. Изложение мотивированного решения является единственной возможностью для общественности проследить отправление правосудия».
Однако о каком контроле общественности за отправлением правосудия можно говорить, когда до не давнего времени в судах общей юрисдикции даже лица, участвующие в деле не могли ознакомиться с материалами дела, сданного в архив, без разрешения председателя суда. В п.13.6 Инструкции о порядке отбора на хранение в архив федеральных судов общей юрисдикции документов, их комплектования, учета и использования, утвержденной Приказом Судебного департамента при Верховном Суде РФ от 28 декабря 2005 г. N 157 было предусмотрено, что ознакомление с судебным делом, находящимся в архиве, лицами, участвующими в деле, их представителями, а также иными лицами допускается с письменного разрешения председателя суда или его заместителя.
Решением Верховного Суда РФ от 3 апреля 2007 г. N ГКПИ07-40 пункт 13.6 Инструкции о порядке отбора на хранение в архив федеральных судов общей юрисдикции документов, их комплектования, учета и использования, утвержденной Приказом Судебного департамента при Верховном Суде РФ от 28 декабря 2005 г. N 157, со дня вступления решения суда в законную силу был признан недействующим. В качестве мотивов данного решения Верховный Суд РФ указал, что обеспечение на ознакомление с делом лицами, участвующими в деле, их представителями является неотъемлемой составляющей конституционного права граждан на судебную защиту и на доступ к правосудию и то обстоятельство, что судебное дело находится в архиве, не может само по себе служить основанием для допуска лиц, участвующих в деле, и их представителей на ознакомление с судебным делом с письменного разрешения председателя суда или его заместителя».
Что было большим шагом вперед, однако для лиц, не участвующих в деле, равно не привлеченных к рассмотрению дела, ситуация с доступом к судебным решениям была почти неразрешимой. Так, осуществленные журналистом, попытки оспорить ограничение доступа к судебным решениям не получили поддержки у Верховного Суда РФ, который в своем решении от 2 ноября 2004 г. № ГКПИ04-1313 заявление
о признании недействующими пунктов 12.1 и 12.4 Инструкции по судебному делопроизводству в районном суде от 29 апреля 2003 г. № 36 в части ознакомления с материалами судебных дел, рассматриваемых (рассмотренных) в открытом судебном заседании, и получение копий судебных решений и других документов из этих дел любыми заинтересованными лицами и журналистами, а также пунктов 16.1 и 16.4 Временной инструкции по делопроизводству от 28 декабря 1999 г. № 169, в той же части, что и в указанной выше Инструкции, оставил без удовлетворения. Верховный Суд РФ среди прочего в своем решении указал: «Довод заявителя о том, что оспариваемые пункты инструкций без законных оснований ограничивают права - как журналиста на ознакомление с рассмотренными судебными делами и получение из них копий судебных решений и других документов не может быть признан обоснованным. В частности, согласно ст. 35 ГПК РФ имеют право знакомиться с материалами дела, делать выписки из них и снимать копии только лица, участвующие в деле. Лицами, участвующими в деле в силу ст. 34 ГПК РФ, являются стороны, третьи лица, прокурор, лица, обращающиеся в суд за защитой прав, свобод и законных интересов других лиц или вступающие в процесс в целях дачи заключения по основаниям, предусмотренным статьями 4, 46 и 47 настоящего Кодекса, заявители и другие заинтересованные лица по делам особого производства и по делам, возникающим из публичных правоотношений. Из содержания приведенных норм закона следует, что законодателем установлен исчерпывающий состав лиц, участвующих в деле и только этим лицам предоставлено право знакомиться с материалами судебного дела и получать копии судебных решений и других документов».
Для того, чтобы воспользоваться правом на подачу надзорной жалобы
лицу, чьи права и законные интересы нарушены судебными постановлениями (ч.1 ст.376 ГПК РФ) к надзорной жалобе должны быть приложены заверенные соответствующим судом копии судебных постановлений, принятых по делу (ч.6 ст.378 ГПК РФ). В отсутствие заверенных копий судебных актов надзорная жалоба возвращается без рассмотрения (п.1 ч.1 ст.379.1 ГПК РФ). Что создает уже проблемы не столько с публичностью, но уже с доступом к суду третьей инстанции. Тем не менее, Верховный Суд РФ до недавнего времени отказывал лицам, о чьих правах и обязанностях вынесено решение в праве подаче кассационной жалобы.
Надо отметить, что препятствия к доступу к судебным актам до недавнего времени чинились и в арбитражных судах. Так намереваясь обжаловать судебный акт в связи с тем, что данный акт, по мнению ОАО «Нижнекамскнефтехим», затрагивал его законные интересы, обратилось в Арбитражный суд г. Москвы. Однако, в предоставлении возможности ознакомления с судебным актом было трижды отказано, со ссылкой на то, что ОАО «Нижнекамскнефтехим» не является лицом участвующим в деле, а права, предоставленные в ст.42 АПК РФ возникают лишь после подачи жалобы. Однако для подачи жалобы, также как и в судах общей юрисдикции необходимо приложить копию судебного акта (п.1 ч.4 ст.260, п.1.ч.4 ст.4 ст.277, ч.3 ст.294 АПК РФ) Хотя нельзя не указать на то, что в
отличие от ГПК РФ, АПК РФ не требует заверенных судом судебных актов, достаточно копий судебных актов. В любом случае для того, чтобы выполнить эти требования пришлось просить копии судебных актов у лиц, участвовавших в деле.
Такой подход, конечно же, противоречит принципу доступности суда, а также противоречит принципу п
розрачности судебной власти и правосудия, которые являются необходимыми условием осуществления за ними эффективного гражданского контроля.
В начале января 2008 года ЕСПЧ опубликовал Постановление по делу «Рякиб Бирюков против РФ», в котором установил факт нарушения права на справедливое судебное разбирательство. Причем в качестве основания для установления нарушения статьи 6 Конвенции был указан факт не оглашения судебного акта в полном объеме публично. Возражения РФ о том, что резолютивная часть кассационного определения была оглашена в присутствии заявителя, а копия этого определения в окончательной форме была выдана ему позднее, не были приняты, поскольку не было доказано, что гласность решения была гарантирована иными средствами, чем его оглашение вслух. Публичность правосудия не могла быть обеспечена правом получить копию решения, поскольку такое право было также ограничено и предоставлялось только сторонам и другими участниками процесса. Передача судебных решений в канцелярию суда также не обеспечивали общественный доступ к текстам решений, поскольку такой доступ предоставлялся только сторонам и другим участникам процесса. ЕСПЧ, тщательно изучив законодательство и практику судов, пришел к выводу, что было нарушение Статьи 6 § 1 в том, что не было выполнено требование гласности судебных решений. ЕСПЧ также напомнил, что публичный характер судебного разбирательства защищает стороны судебного процесса от отправления правосудия в режиме секретности и без общественного контроля; что также является одним из средств, посредством которого поддерживается доверие к нижестоящим и вышестоящим судам. Когда отправление правосудия осуществляется открыто, то гласность способствует достижению цели Статьи 6 § 1, а именно: справедливое судебное разбирательство, гарантия одного из фундаментальных принципов любого демократического общества по смыслу Конвенции.
Данное Постановление ЕСПЧ безусловно повлияет на транспарентность правосудия и исключит ситуацию, когда решения выносятся кулуарно. Возможны различные варианты принятия общих мер по исполнению данного Постановления ЕСПЧ. Так, например, в последнее время большое количество судебных решений стало доступно для публики благодаря их размещениям на сайтах арбитражных судов, а на сайте Высшего Арбитражного Суда РФ создан Банк решений арбитражных судов, где можно ознакомиться с актами вынесенными не только Высшего Арбитражного Суда РФ, а с решениями и постановлениями любого арбитражного суда.
Возможен также и вариант оглашения полного текста судебных актов. Как следует из учебника гражданского процесса 1956 года, это было общим правилом: «Недопустимо, за редкими исключениями объявление в заседании только резолютивной части определения. По общему правилу, немедленно по рассмотрении дела члены суда второй инстанции удаляются в совещательную комнату, а по возвращении в зал заседания оглашают полный текст определения». Хотя с практической точки зрения существуют большие сомнения, что обеспечение публичности будет развиваться в этом направлении.

На момент написания статьи в Госдуме РФ рассматривается законопроект о прозрачности судебной системы, в котором предлагается публиковать судебные акты в открытом доступе в Интернете.
То есть, скорей всего в качестве общих мер по исполнению Постановления ЕСПЧ по делу «Рякиб Бирюков против РФ» будет предприняты действия по публикации судебных актов в сети Интернет на сайтах судов. В пользу такого предположения говорит факт публикации в Российской газете информации о том, что Совет судей утвердил перечень дел, которые будет нельзя публиковать.
На наш взгляд, уже само название данного законопроекта - «Об обеспечении прав граждан и организаций на информацию о судебной деятельности судов общей юрисдикции в Российской Федерации» - создает возможность существования разных подходов к обеспечению права на информацию в судах общей юрисдикции и арбитражных судах. А ведь именно в арбитражных судах уже так много сделано для обеспечения публичности вынесенных судебных актов и этот опыт необходимо учесть с тем, чтобы стандарт открытости в судах общей юрисдикции не был ниже, чем в арбитражных судах. Итак в совершенно одинаковых ситуациях законодатель без всякой разумной причины в АПК РФ и ГПК РФ использует различные подходы, что позволяет говорить о нарушении требований равенства перед судом и законом ( ст.19 Конституции РФ).

Полагаем, что юридическая общественность должна принять участие в обсуждении данного з
аконопроекта с тем, чтобы впоследствии не пришлось снова и снова обращаться за защитой своих прав на публичное разбирательство в ЕСПЧ и пенять на несовершенство российского законодательства.
Тем более, что как правильно отмечал профессор М. Краснов, информация о судебной деятельности должна преследовать две главные цели: во-первых, держать судебную власть и судебную реформу под гражданским контролем, естественно, при гарантиях невмешательства в отправление собственно правосудия, а также защищать судебную власть, и, во-вторых, помогать гражданам лучше ориентироваться в системе судебной защиты, дабы более эффективно отстаивать, защищать свои права и законные интересы. Нужно сделать так, чтобы эти цели были реализованы в полной мере.




Опубликовано в «Актуальные проблемы совершенствования законодательства, правоприменения и правовых теорий в России и за рубежом». Челябинск. 2008. С. 214-226

a
2008 Султанов Айдар Рустэмович